Статья

Школа духа

История школы-коммуны Лидии Арманд

Усадьба Вынорки, февраль 2019 г. © Музей истории ГУЛАГа

На сорок втором километре от Москвы по Красноармейскому шоссе стоит заброшенный дом. Если подойти ближе, средневековая башня с бойницами напомнит вычурный модерн, популярный в начале XX века архитектурный стиль. Что же было в этом здании? До 1917 года – дворянская усадьба, а после – местная администрация. Но кто помнит, что именно здесь в 1922-ом году был поставлен антропологический эксперимент в духе раннего советского футуризма? В этой усадьбе располагалась, возможно, первая в России школа неклассической, «вальдорфской» педагогики.

Усадьба Вынорки. Школа-колония Лидии Арманд © Музей истории ГУЛАГа

Парадоксально, но, открыв век материализма, Русская революция стала началом «эры Великой Духовности» в педагогике. Среди неразберихи и разрухи Гражданской войны «эсерка», бывший депутат Учредительного собрания, Лидия Арманд-Тумповская загорелась фантастической идеей – основать вдали от большого города школу нового типа, сельскую коммуну с основной задачей:

«

Помочь подросткам… выработать из себя людей, для которых жизнь есть храм и мастерская, причем, в храме они должны себя чувствовать и сопричастниками Божеству, и священнослужителями, и чернорабочими.

»

Собрав команду единомышленников (Е.Н. Чехова, С.В. Герье, В.П. Иевлева, А.И. Касаткин), в апреле 1920 года Л. Арманд добилась разрешения на аккредитацию «Пушкинской опытной школы-колонии II-ой ступени» в 34 верстах от Москвы. Ко «второй ступени обучения» относились дети 5-10-х классов, готовые к сознательному выбору. Именно осознанность была первым критерием отбора. Вторым определяющим критерием были задатки характера, уровень духовного восприятия ребенка.

«

Выше обычной нормы, но не по уму и способностям,

»

– записала Арманд у себя в дневнике весной 1920 года.

Педагогическая теория Арманд строилась на антропософии, учении о преобразовании человека через духовное саморазвитие и мистическую связь с природой. Учебный процесс требовал полной погруженности – ребенок не просто усваивает знания о мире, но «проживает» их. Дети, как и наставники, постигали мир посредством личного интроспективного опыта, медитации и сложных техник рефлексии.

Развитие идей Арманд складывалось в русле антропософского учения Рудольфа Штайнер, австрийского ученого и философа, основателя первой школы неклассической, «вальдорфской» педагогики в Европе. Это учение адаптировало идеи Ж.Ж. Руссо, Л.Толстого, Ч. Джинараджадаса, Е. Блаватской, Рериха, творчество ранних немецких романтиков, теорию современного театра Ибсена, Стриндберга и Метерлинка, а также ряд эзотерических учений. Согласно изысканиям внука Л. Арманд, Алексея Давидовича, Лидия была связана с международным Теософским обществом в Адьяре и даже получила духовное звание «Рыцарь Арджуна».

Увлечение идеями пантеизма и метемпсихоза у Арманд проявлялись задолго до основания теософской школы. В 1913 году издательством Сытина напечатаны «Маленькие сказочки» Лидии Арманд, в которых метафорически обыгрывался философский мотив возвращения к вечному первоистоку жизни. В одной из сказок говорилось о путешествии «снежка» с вершины горы к далекому морю. Спустившись на равнину, «снежок» стал «водицей», заблудился, и не знал «течь или не течь, бежать или прилечь». Когда же, наконец, достиг моря, то испугался и, лишь слившись с «морскими капельками», испытал радость мировой гармонии.


Ключевая идея антропософии – духовное единство религиозных учений, искусства и науки. Составляя учебную программу будущей школы, Арманд записала в дневнике:

«

Идею космического единства лучше всего выявить через брамизм, идею эволюции формы через буддизм, уважение к чистоте стихий и идеал воплощения чистоты в человеческой жизни в нравственности, в ритмичности, в гармонии с миром – через парсизм

»

Основным воспитательным средством в школе стал диалог. Особое внимание уделялось чувству братства. Отсутствовало принуждение, декларировалась полная самостоятельность и самоорганизация как в труде, так и в обучении. Коммуной управлял общий совет преподавателей и избранных представителей-делегатов от воспитанников школы. На совете утверждали все важные вопросы, в особенности вопросы ведения сельского хозяйства и распорядок дня. Сложнее всего давалось реализовывать принцип самоуправления. В соответствии с этим принципом дети самостоятельно выбирали форму своего общежития, часы работы и досуга. Через два месяца после открытия школы Арманд записала в дневнике:

«

Я с каждым днем все больше их люблю и мне все труднее прибегать к принуждению, и все больнее видеть их неладными. Говорят, нужен кто-то с сильной рукой. Я не оступаюсь от своего пути, пути доверия. Пока он неоправдан. Попробуем еще вместе, только на них самих я не могу опереться. Я должна сознаться, что я устала.

»

Духовный путь Арманд разделяли её единомышленники.

Юлий Лурье – теософ, преподаватель точных наук, впоследствии известный советский химик, Софья Герье – преподаватель языков, Марина Бурданова – учитель музыки, Сергей Покровский – зоолог, Александр Касаткин – агроном. Время от времени гуманитарные предметы в школе вели муж Лидии, историк Эмиль Арманд, и её сестра, известная поэтесса, Маргарита Тумповская (Мага).

Факультативно, в зависимости от интересов детей, организовывались кружки: рисования, изучения французского, английского, итальянского и эсперанто, драматического искусства, кружок пластической гимнастики. Давид Арманд, сын Лидии и один из воспитанников колонии, вспоминал:

«

В ответ на пожелания колонистов он (Юлий Лурье – С.Л.) организовал кружок изучения произведений писателя Метерлинка (вспомните «Синюю птицу» во МХАТе, в театре Сац). Это было увлекательное занятие, заставляющее ребят по-новому, глубоко осмысливать окружающую жизнь. Рисовали каждый отдельно, а потом критиковали рисунки все вместе. Я с удовольствием слушал комментарии Юлия Юльевича к сказкам. Оказывается, в них под верхним слоем имеется ещё и нижний – часто с глубоким смыслом.

»

«Синяя птица» М. Метерлинка была ценной иллюстрацией теософских идей Арманд. Благодаря волшебному подарку феи, герои пьесы, Тильтиль и Митиль, научаются видеть «скрытое» – истинную сторону вещей: Душу Воды, Душу Огня, Душу Света. Мистический символизм сказки о поисках счастья раскрывал сущность педагогического метода Арманд – указать ребенку путь к вечному творческому началу мира, скрывающемуся за множеством форм.

День в школе начинался чтением главы или фрагмента текста из духовной литературы: Евангелия, Р. Тагора, П. Кропоткина, П. Гогена, Д.Кришнамурти, Л. Толстого. После этого звучал хор воспитанников и учителей, нечто вроде духовного гимна. Затем – работа на огороде или в поле. Во второй половине дня – занятия естественными и гуманитарными наука, кружки и вечернее чтение. Иногда перед сном Лидия Марьяновна рассказывала ученикам школы о жизни известных подвижников, мудрецов и революционеров. Как-то вечером один из воспитанников колонии попросил Лидию Марьяновну рассказать ему что-нибудь. Об этом она писала в дневнике 18 апреля 1921 года:

«

Расскажи мне про Индию, как там живут теософы. Когда Мага рассказала ему по его напоминанию путешественников Иисуса, Кришну, Будду, Зороастра. Он сказал: «А может быть, это был все тот же Христос в разных обличиях?

»

Школа находилась поочередно в двух местах. Первое (1920-1922 годы) – имение Ильино в 42 км от Москвы по Ярославской железной дороге. Лидия Арманд писала в своем дневнике впечатления от первого здания школы: «Дом большой, светлый, красивый, украшенный резьбой. Но внизу много проходных комнат и оттого трудно устроиться. На 20 детей и 9 взрослых не хватает 16-ти комнат».

В 1922 году Арманд удалось найти более подходящее здание для школы всего в 4-х километрах от первого. Это был особняк в деревне Вынорки Пушкинского района Московской области. Последний владелец, барон В.Э. Тальгрен, перестроил дом в неоготическом стиле. Воспитанники колонии называли его не иначе как «замком». Дом был значительно больше первого здания школы, но гораздо дальше от станции железной дороги, что затрудняло коммуникацию с «внешним миром».

Весной 1921 года в школу пришел племянник Л. Арманд, 9-летний Миша Гельфгот: арестовали родителей. Мальчик сутки блуждал по незнакомой дороге в весеннее половодье, прошел 14 верст с надеждой, что найдет маму в школе. 23 марта 1921 года Л. Арманд описала эту встречу в своем дневнике:

«

– Мишенька, ты один? Откуда? Почему?
– Мне надо сообщить маме одну вещь.
– У нас мамы нет.
Тогда в его глазах блеснули слезы, но он справился <...>
– Мишенька, признайся, в глубине души было жутко, когда ты шел лесом?
– Нет, мне было не до жуткости от радости»
– О чем?
– Я все думал, вот сейчас я увижу маму.
Мама его не скоро вернется. И папа тоже.

»

В колонию взяли и 3-х летнюю сестру Миши, Наталью. После этого в школе появились сотрудники ВЧК. К счастью, Арманд удалось вовремя спрятать дневник. Обыск продолжался и во время уроков. Ученики решили никак на это не реагировать, а после обыска даже накормили чекистов обедом. В дальнейшем такие "проверки" проводились регулярно.

Вместе с ними начались проверки Московского отдела народного образования (МОНО). В марте 1922 года МОНО постановил: "Колонию закрыть". Однако Арманд сумела добиться проведения официальной комиссии, которая все же позволила школе существовать с условием отказаться от практик «особых состояний» и «духовного воспитания».

Школа Лидии Арманд просуществовала до осени 1924 года. Экспериментальная педагогика в СССР постепенно уходила в прошлое, уступая место идеологическому контролю и стандартизации в образовании.

12 ноября 1924 года Л.М. Арманд арестована за принадлежность к «контрреволюционной организации «Теософическое общество». Постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 12 декабря 1924 года заключена в тюрьму. 24 декабря 1924 года Л.М. Арманд предъявлено обвинение в «антисоветской агитации и распространении ложных слухов». Постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 27 февраля 1925 года выслана на Урал (г. Березов Тобольской области) сроком на 3 года. По некоторым данным Лидия Арманд скончалась в ссылке, по другим – успела вернуться перед смертью в Москву.

В фонды Музея истории ГУЛАГа были переданы четыре тома дневниковых записей Лидии Арманд, альбом рисунков, выполненных учениками школы и личные фотографии семьи Тумповских. Арманд посвящена часть постоянной экспозиции Музея – «ГУЛАГ в судьбах людей и истории страны», раздел «Маленькие истории». Для знакомства с дополнительными материалами об Арманд подготовлена виртуальная выставка.