Из шахты на сцену. Лагерный театр в Воркуте. История Воркутинского музыкально-драматического театра. Из воспоминаний Елены Марковой
polytech
polytech
статья

Из шахты на сцену. Лагерный театр в Воркуте

История Воркутинского музыкально-драматического театра. Из воспоминаний Елены Марковой

Оперетта И. Кальмана «Сильва». Справа – А.Марков в роли Ронсдорфа, кузена Эдвина. Слева – А.Голуб. Постановка Б.Мордвинова. Воркута, 1944 год © Из архива Сахаровского центра

24 апреля 2018 года исполняется 95 лет со дня рождения воркутинской каторжанки Елены Владимировны Марковой. Мы публикуем историю Воркутинского драматического театра, основанную на воспоминаниях Елены Владимировны и документах из переданного ей в Музей истории ГУЛАГа архива.

В 1943 году в Воркуте появился музыкально-драматический театр. Главным режиссером в нем был бывший режиссер Большого театра, композитором — дирижер оркестра Москино, а роли исполняли артисты Театра Сатиры, Мариинки и ведущих оперных театров. Все они были заключенными Воркутлага — огромного лагеря, созданного за Полярным кругом и ставшего главным поставщиком угля для военных нужд.

Во время Великой Отечественной войны комбинат Воркутауголь стал главным поставщиком угля для оборонных предприятий и городов противостоящей нацистам страны: Донбасс был оккупирован, поэтому уже в 1941 году начали спешно налаживать железнодорожное сообщение Москва — Воркута. Отсюда же, с Крайнего Севера, везли уголь в блокадный Ленинград, переправляя его в город по ледовой трассе — Дороге жизни. Основной рабочей силой в шахтах Воркуты и на железной дороге были заключенные исправительно-трудового лагеря — Воркутлага. За военные годы численность узников лагеря увеличилась вдвое: с 20 до 40 тысяч человек.

not loaded

Первое здание комбината Воркутауголь. © MiningWiki

В 1943 году в Воркутлаге организовали каторжные отделения: особо строгий режим, полная изоляция от других лаготделений, спецодежда с нашитыми на спине бушлата, на штанах и шапках номерами, бараки с решетками и парашей. Вывод на работу — только под конвоем с овчарками. Работали каторжане в тяжелейших условиях в угольных шахтах. «Каждый день там происходили несчастные случаи: кто-то погибал, кто-то становился калекой», — вспоминал работу в Воркутлаге один из заключенных Алексей Марков.

В том же 1943 году новым начальником Воркутинского лагеря стал полковник Михаил Мальцев. При нем шахтерский поселок получил статус города и активно развивался: построили горный техникум, ремесленное училище, роддом, детские ясли, оранжерею. В августе 1943 года начальник Воркутлага подписал приказ о создании в городе музыкально-драматического театра.

not loaded

Прибытие в Воркуту М.М. Мальцева. Июль 1943 года. © Из архива Воркутинского музейно-выставочного центра. http://museumworkuta.ru

Борис Мордвинов. «Фауст» за Полярным кругом

Записку на имя Мальцева с предложением создать в лагере профессиональный театр написал Борис Мордвинов — бывший главный режиссер Большого театра, ученик Станиславского и Немировича-Данченко. Арестовали его по обвинению в «шпионской связи» с женой маршала Кулика и контрреволюции (шутил про Сталина). Дали три года ИТЛ и отправили в Воркуту. В лагере именитый режиссер и преподаватель консерватории успел поработать грузчиком на пристани, подсобным рабочим на складе, дневальным в бараке.

Подавая начальнику свое письмо-заявление с предложением создать театр, Мордвинов сам не особенно верил в успех предприятия. Но оказалось, что идея обсуждалась и по другую сторону зоны: вольнонаемные сотрудники Воркутауголь и жены многочисленного лагерного начальства страдали от отсутствия культурной жизни в шахтерском городе. Под театр начальник лагеря Мальцев выделил деревянное здание местного клуба (его называли Дворец Культуры Шахтеров, ДКШ). И начались репетиции.

not loaded

Музыкально-драматический театр г. Воркута. 1943 г. Создан в лагере политзаключенных. © Из коллекции Национального музея Республики Коми

Первой ставили оперетту «Сильва». Нотные партии актеры и музыканты восстанавливали по памяти. Заключенный Воркутлага Эммануил Котляр вспоминал, как Борис Мордвинов сам перевоплощался то в Эдвина, то в Стасси, демонстрируя актерам, как они должны быть сыграны: «Было захватывающе интересно наблюдать за его работой, показами. Он не выносил халтуры или равнодушия». На премьере был аншлаг. Спектакль давали для вольных и сотрудников НКВД, заключенных в зал не приглашали. Вслед за «Сильвой» поставили «Марицу», «Принцессу цирка», «Фиалку Монмартра», «Веселую вдову», «Мадемуазель Нитуш», «Сорочинскую ярмарку» и еще десятки спектаклей. Труппа росла — через пару лет после открытия в театре были заняты более 150 артистов, заключенных и вольных.

Борис Мордвинов получил возможность ходить по Воркуте без конвоя, а работал в небольшой комнатке-клетушке в здании театра. Но каждую ночь обязан был возвращаться в зону и, как все заключенные, присутствовать на утренних поверках. Эммануил Котляр, который с 1943 года был уже вольнонаемным сотрудником «Воркутауголь» вспоминал, как ему удалось побывать дома у Мордвинова и получить весточку от его семьи — тоже благодаря театру. Начальник лагеря Мальцев очень любил оперетту о военных моряках-пограничниках «На берегу Амура». По памяти ее никто воспроизвести не мог, но Борис Мордвинов упомянул, что клавиры опереттные есть у его супруги в Москве. Отправляя вольнонаемного Котляра в командировку по делам угольного комбината, генерал поручил ему привезти ноты.

not loaded

Борис Аркадьевич Мордвинов © Архив МХТ им. А.П. Чехова. www.mxat.ru

«Прихожу в знакомый переулок в дом артистов МХАТа, в квартиру семьи Бориса Аркадьевича. Знакомлюсь с родителями, с женой-музыковедом. К сожалению, его сына не было дома, а он, Мордвинов, так надеялся, что смогу поговорить и с ним. Передаю письма. Не официальные, не проверенные лагерной цензурой. Рассказываю о нашем житье-бытье», — вспоминал Котляр свой визит к семье заключенного режиссера.

Борис Мордвинов поставил в Воркуте даже оперу «Фауст», хотя и рассказывал, что один раз уже пострадал из-за бессмертного произведения Гете. Услышав, что Сталин сказал о рассказе Горького «Девушка и смерть» «Это посильнее, чем “Фауст” Гете», Мордвинов зло и остроумно пошутил на этот счет. В уголовном деле эта шутка превратилась в «контрреволюционный подрыв авторитета вождя». Но Мордвинов не дал суевериям взять верх, и «Фауста» прошел в лагерном театре с большим успехом.

«Я другой такой страны не знаю». Актеры вольные и подневольные

Одну из главных ролей в опере — партию Мефистофеля — исполнял Борис Дейнека, знаменитый оперный певец, арестованный в 1941 году «за попытку изменить родине». Это в его исполнении жители Советского Союза каждое утро слышали по радио песню «Широка страна моя родная»: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Оказавшись в Воркуте, Дейнека сначала попал на общие работы в шахту, но режиссер Мордвинов попросил включить его в труппу театра.

Диссидентка и правозащитница Лариса Богораз, которая после войны приехала в Воркуту к отцу, бывшему заключенному Воркутлага Иосифу Богоразу, побывала на одном из спектаклей с участием Дейнеки: «Помню его худым, изможденно-зеленым, напуганным человеком». У Богораз вообще остались тягостные воспоминания от театра: она, будучи человеком «с воли», воспринимала происходящее не так, как сами заключенные артисты.

«

Я видела, как привозят актеров на спектакль из зоны. Впечатление было сильное: охранники, собаки… Зона находилась в полутора километрах от города. Все это было более чем странно для меня. Какой-то полуреальный мир, в котором все двоится, теряя свои очертания. Колючая проволока, запорошенная снегом, стылый воздух, униженные взгляды, балерины в пачках и буквально тут же — в зековских телогрейках.

»

Из воспоминаний Ларисы Богораз

«После репетиций, после радостных премьер, цветов от поклонников и криков “браво!” актеры возвращались в свой лагерный барак, где днем и ночью шастали крысы», — рассказывала актриса московского Театра Сатиры Валентина Токарская, тоже отбывавшая наказание в Воркуте и игравшая на сцене театра. «В конце сороковых годов я по утрам, идя на работу, видел небольшую колонну заключенных, ведомых из лагпункта в театр. Запомнилась фигура худого, поникшего актера Холодова, еле передвигающего ноги. А вечером, придя в театр, я с восхищением любовался, как тот же Холодов выходил на сцену изящный, обаятельный и весь сверкающий», — вспоминал ссыльный Леонид Городин.

not loaded

Валентина Токарская, г. Воркута, 1950 г. фото из личного дела © Из архива Воркутинского музейно-выставочного центра. http://museumworkuta.ru

Эммануил Котляр писал, как Борис Дейнека во время одного из проходов под конвоем из театра в зону, сломал руку: заключенных подгоняла охрана, приходилось бежать, мела метель, Дейнека поскользнулся. А на следующий день — спектакль, на который приглашена «московская комиссия». «На загипсованную руку накидывают яркую косынку в тон алому костюму Мефистофеля. С повиснувшей тяжело левой рукой, но жестикулируя правой, Дейнека поет. За кулисами стоит бледный, взволнованный Мордвинов. А над залом гремят коварные, злобные арии Князя Тьмы. И только несколько человек в зале знали, чего это стоило заключенному Дейнеке».

На одной сцене с осужденными по 58-й статье знаменитыми артистами из Москвы и Ленинграда играли и вольнонаемные актеры-любители, и жены лагерной охраны и сотрудников НКВД. В премьерной «Сильве» главную партию пела Наталья Глебова — солистка Ленинградского театра оперетты и супруга инженер-майора Шварцмана, прибывшего вместе с Мальцевым в Воркуту из Сталинграда. Валентина Токарская вспоминала супругу начальника УРЧ Воркутлага Чепыги, певицу Веру Пясковскую, которая приносила своим заключенным коллегам-артистам из дома хлеб и другую еду.

Владимир Микошо. Ликвидация музыкальной безграмотности

Дирижер и пианист Владимир Микошо до войны жил в Москве, руководил Малым симфоническим оркестром Москино и вместе с молодой женой, певицей Татьяной Квасневской, воспитывал дочку Инну. В 1941 году ушел в народное ополчение, организовал фронтовой оркестр, и вместе с ним попал в немецкий плен. Дважды бежал, во второй раз успешно, нашел своих. В 1943-м под Курском его арестовали как изменника родины, дали 10 лет ИТЛ и пять лет поражения в правах.

not loaded

Владимир Микошо © Из архива Музея истории ГУЛАГа

С первого спектакля Воркутинского музыкально-драматического театра, оперетты «Сильва», Микошо стал его главным дирижером. Когда решено было играть «Фауста» Гуно, выступил в роли постановщика. Для спектаклей «Солнечный дом», «Женихи», «Собака на сене» и многих других, а также для детских постановок — во время школьных каникул в театре показывали «Золушку» и «Снежную королеву» — Микошо сам писал музыку. Но и этого ему было мало.

С 1947 году в воркутинском театре, который работал еще и как клуб, Владимир Микошо стал читать лекции: рассказывал жителям Воркуты об истории и теории музыки. «Великие русские композиторы», «Классики русской музыки» — Микошо составлял целые циклы лекций и выступал раз в несколько недель.

«

После образовательной лекции, прочитанной Владимиром Владимировичем с присущим ему блеском, шел концерт из двух отделений, в котором исполнялись фрагменты из опер, романсы, инструментальные произведения и литературно-музыкальные композиции на соответствующие темы.

»

Бывшая воркутинская каторжанка, друг Музея истории ГУЛАГа Елена Маркова о лекциях В. Микошо

Сцены из опер и музыкальные произведения исполняли артисты первой величины. Например, на лекции, посвященной Петру Чайковскому, партию Онегина пел артист Мариинского театра Рутковский, Татьяны — солистка Киевского оперного театра Валентина Ищенко.

Вместе художником Петром Бенделем, тоже осужденным за шпионаж после немецкого плена, Владимир Микошо создал в воркутинском доме пионеров настоящую музыкальную и художественную школу-семилетку. «Педагогический состав студий полностью состоял из заключенных: фортепьяно — Владимир Владимирович Микошо, Евгения Михайловна Добромыслова и Дода Александровна Синани; скрипка — Михаил Иосифович Носырев; виолончель — Леонид Владимирович Брокер. Музыкальная студия готовила концерты, многие из которых транслировались по местному радио», — писала о созданной Микошо школе Елена Маркова.

Фронт — оккупация — лагерь. Гастроли актрисы Токарской

Актриса Валентина Токарская с концертной бригадой из «родного» Театра Сатиры и других московских театров ушла на фронт в сентябре 1941 года. Почти сразу артисты попали в окружение и оказались на оккупированной нацистами территории. По приказу немецкого командования выступали перед власовцами для укрепления их боевого духа. Несколько лет бригаду артистов возили по разным городам Белоруссии, а затем с отступающими немцами актеры оказались в Берлине. В своих воспоминаниях Токарская описывала, как ей чудом удалось вернуть из гетто коллегу Рафаила Холодова: она убедила нацистов, что перед ними не еврей, а донской казак, якобы перенесший в детстве урологическую операцию. После победы Токарская, вместе с Холодовым дойдя пешком до Польши, вернулась в Москву. Там их обоих арестовали и отправили по этапу. В Воркуте они снова встретились — стали артистами в том самом музыкально-драматическом театре.

«

Когда я приехала в Воркуту, Мордвинова в театре уже не было, режиссером был Рыченко. Но и многие из актеров ставили спектакли. Я поставила там “Баядеру” и “Одиннадцать неизвестных” — две оперетты.

»

Из воспоминаний Валентины Токарской

В лагере она встретила своего будущего мужа Алексея Каплера. Еще до ареста он был знаменитым киносценаристом и преподавателем ВГИКа, а с началом войны стал военным корреспондентом — побывал на Белорусском и Сталинградском фронтах. Погубила Каплера романтическая история: в него была влюблена дочь Сталина Светлана Аллилуева. Его осудили на 5 лет лагерей за антисоветскую агитацию (придрались к заметке с фронта, опубликованной в газете «Правда») и отправили в Воркуту. В театре Каплеру работы не нашлось, но помогло увлечение фотографией: он снимал артистов перед премьерой. В одной из подсобок театра знаменитый сценарист оборудовал небольшую фотолабораторию и открыл фотоателье.

not loaded

Алексей Каплер в фильме "Шинель" 1926 года (режиссеры Григорий Козинцев и Леонид Трауберг) © http://www.kino-teatr.ru

«У него был допотопный аппарат с черным покрывалом, но снимал он… на рентгеновскую пленку! — в ателье у Каплера, приехав в Воркуту в 1948 году, побывала Лариса Богораз. — …Снимать на ней было практически невозможно. А Каплер умудрялся. Он открывал объектив, мы чинно сидели пять-десять минут. <...> В роли лаборантки выступала Токарская».

Алексея Каплера освободили в том же 1948 году, он добился командировки в Москву (как раз за материалами для фотоателье), но не удержался — и вопреки запрету заехал к родственникам в Киев. Снова был арестован и получил новый срок — 5 лет ИТЛ. Пока Каплер сидел в лагере в Коми, освободившаяся Токарская работала в Воркуте уже в качестве вольной актрисы. «Как герой и героиня довоенного американского фильма, мы начали смотреть на звездное небо, искали Большую Медведицу: Каплер — в Инте, а я — в Воркуте. Еще договорились по понедельникам слушать радио в одно и то же время». В 1954 году, вернувшись в Москву после реабилитации, Каплер и Токарская стали мужем и женой.

Актер Волков. Один танец и вся жизнь

Молодой актер Юрий Волков, попавший в Воркуту в 1949 году, тоже встретил в лагере свою будущую жену. Он работал в шахте 9-10 в Речлаге и участвовал в лагерной художественной самодеятельности. И вот в зону из соседнего Воркутлага приехала культбригада, в которой играли осужденные женщины. Одна из участниц этих гастролей Александра Молодцова рассказывала автору очерков о воркутинских лагерях Елене Марковой: «Меня пригласил высокий худой мальчик. На шее крестик, голова стриженая. “Как вас зовут? Шура, а вас? Юра. Вы откуда? Из Ленинграда. А вы? Из Москвы. Какой у вас срок? 25, а у вас? Тоже 25”. Вот и все, что мы успели сказать друг другу за один танец».

В 1954 году Юрий Волков и Александра Молодцова снова встретились, и уже вместе стали ездить с концертами по лагерям.

«

В марте 1955 года Волков освободился с правом выезда из Воркуты. Мог бы уехать в Москву к матери, но он предпочел остаться на Воркуте. Почему он это сделал? Не захотел расставаться со своей лагерной женой Шурочкой Молодцовой, которая оставалась еще за колючей проволокой. Случай довольно редкий. Воркута привыкла к историям иного рода. На Воркуту приезжали вольные жены, чтобы не расставаться с репрессированными мужьями, а здесь вольный муж остался на Воркуте, чтобы не расставаться с репрессированной женой

»

Елена Маркова о Ю. Волкове и А. Молодцовой

Актером Воркутинского театра Волков стал уже будучи «вольным» и успел сыграть одиннадцать ролей, в том числе Зупана в «Марице» и Пчелкина в «Морском узле». «Занят был много, почти каждый день играл. Жену освободили в 1956-м. А через некоторое время нам пришло приглашение от нашего товарища режиссера — “мейерхольдовца” Глеба Дмитриевича Затворницкого, работавшего в Измаильском театре. Так и закончилась моя воркутинская история», — вспоминал сам Волков через много лет после возвращения из лагеря и ссылки. После Измаила Юрий и Александра Волковы жили в Москве. Юрий Волков умер в 67 лет — играя роль на сцене театра Ермоловой.

not loaded

Марица - М.А. Бичай (Рейзвиг) и Коломан Зупан - Ю.И. Волков. Оперетта И. Кальмана «Марица». Воркутинский драматический театр. © Из архива Сахаровского центра

Занавес. Конец «крепостного» театра

Первый режиссер Воркутинского театра Борис Мордвинов после освобождения в 1946 году уехал из Воркуты в Сыктывкар, потом перебрался в Саратов, где поставил оперу «Золотой петушок» и получил за нее Сталинскую премию. Жил в Минске, а в 1953 году, после смерти Сталина, получил разрешение вернуться в Москву. «Вызвали в столицу для переговоров, — писал об этой перемене в жизни режиссера его лагерный товарищ Эммануил Котляр. — В ночь после приезда в своей старой квартире он умер от инфаркта, во сне. Вскоре умерла и его жена».

Репертуар Воркутинского театра в 1950-е годы сильно изменился: ставили все меньше музыкальных произведений и больше драматических. Режиссером стал Николай Гайдаров, который старался не давать ролей «врагам народа» и задействовать в спектаклях вольных, а не заключенных артистов. «Я занимал должность заведующего электроосветительной частью и иногда был занят в пьесах. В 1957 году случилось несчастье: театр сгорел дотла. Прекрасное белое здание театра, построенное архитектором Луневым, погибло. Я находился в чрезвычайном волнении. Как заведующий электрическим хозяйством я мог получить новый срок. Но комиссия установила причину пожара — непогашенный окурок в урне», — вспоминал о последних годах существования старого Воркутинского театра Алексей Марков.

not loaded

Алексей Марков в Воркутинском театре. 1947 год. © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Марков оставался верен театру и многие годы собирал архив, связанный с его деятельностью во время и после Великой Отечественной войны. В 1973 году, после смерти Алексея Маркова, собранные им материалы его семья передала в Национальный музей Республики Коми в Сыктывкаре и в Сахаровский центр.