Канкан на вечной мерзлоте – разве это не фантастика!
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.

Канкан на вечной мерзлоте – разве это не фантастика!

Из неопубликованной книги Елены Владимировны Марковой «Записная лагерная книжка и групповой портрет 58-й статьи».

© Юбилейный концерт, посвященный 10-летию города Воркуты. 28.10.1953. Мария Стюарт – засл. арт. УССР З.Утехина. Граф Лейстер – А.Марков. Архив Музея истории ГУЛАГа

Канкан на вечной мерзлоте – разве это не фантастика!

Из неопубликованной книги Елены Владимировны Марковой «Записная лагерная книжка и групповой портрет 58-й статьи».

Алексей Алексеевич Марков работал в Воркутинском театре с 1944 по 1959 год, иногда совмещая артистическую деятельность с должностью начальника электросветительного цеха.

Сколько я себя помню, меня всегда окружала музыка

Мой отец был дирижером. Мама – певицей. В детстве я учился играть на скрипке, пел в хоре, а затем увлекся самодеятельностью. Музыкальной грамоте обучался одновременной с общей грамотой. Был силен в сольфеджио, но когда пришла пора выбирать вуз, поступил в технический.

Мог ли я предположить, что мое приобщение к искусству, поначалу детское, потом в самодеятельности, спасет меня в годину испытаний? А получилось именно так!

А.Марков (актер театра и инженер по свету) и П.Мелинг (машинист сцены) © Из фондов Сахаровского центра

Воркута и театр в ГУЛАГе

В 1944 году я попал на Воркуту с десятилетним сроком ИТЛ и пятью «по рогам и по ногам» (то есть кроме 10 лет заключения А.А. Марков был осужден еще на пятилетнее поражение в гражданских правах). Меня тут же определили на подземные работы в шахту №8. Каждый день там происходили несчастные случаи: кто-то погибал, кто-то становился калекой. Ну, думаю, пропаду…

Но тут пронесся слух, что в нашей зоне работает комиссия по отбору артистов в городской театр. Я решился пойти на прослушивание.

Комиссию возглавляла милая молодая женщина, исполняющая обязанности директора театра. Потом я узнал, что это была Эсфирь Абрамовна Айнгорн, «декабристка», приехавшая к мужу, который освободился, но не мог покинуть Воркуту.

Экзамены я сдал с легкостью: у меня баритон, ноты я читал с листа, и так далее.

Когда я из шахты попал в театр, у меня было такое ощущение, что я из ада попал в рай. Обстановка в театре была теплая, дружественная. И хотя нам приходилось работать по 16 часов в сутки, мы не унывали. Нами двигала любовь к театру, мы были исполнены энтузиазма.

А.Марков в роли Ронсдорфа, кузена Эдвина. Оперетта И.Кальмана «Сильва».
1944-1949, Воркута © Архив Музея истории ГУЛАГа

Относились мы друг к другу очень уважительно и обращались «на Вы», несмотря на наше бесправное положение.

Оперетта И. Кальмана «Сильва». Справа – А.Марков в роли Ронсдорфа, кузена Эдвина. Слева – А.Голуб. Постановка Б.Мордвинова. Воркута, 1944 год © Из архива Сахаровского центра

Когда вспоминаешь годы работы в «крепостном» театре, невольно ловишь себя на мысли – да это же был нереальный сюрреалистический мир! Мы на сцене во фраках пляшем и поем, а наши собратья погибают в подземельях, в шахтах. Разве это не напоминает пир во время чумы? Каждую минуту мы могли очутиться на месте тех, кто мучился в подземельях.

А. Марков в роли Гибардо (пьеса В.Гюго «Анджело»). 22 декабря 1953 года © Из архива Сахаровского центра

Например, в оперетте «Роз-Мари», поставленной Мордвиновым в 1945 году, были заняты в основном заключенные артисты, но заглавную партию исполняла вольная певица Вера Макаровна Пясковская. Я исполнял партию Эмиля, ее брата, а Сергей Яковлевич Ребриков – партию Джима Кениона, золотоискателя.

А мужем Верочки Пясковской был большой лагерный начальник по фамилии Чепыга. И вот ему показалось, что любовные сцены между Роз-Мари (его женой) и Джимом (заключенным) выглядят очень и очень натурально. Мучимый ревностью, он немедленно списал Сережу Ребрикова, профессионального оперного певца с прекрасным баритоном, на общие работы.

Во всех театрах нашей страны канкан был запрещен. А здесь, в гибельном заполярном концлагере, посетители театра могли наслаждаться этим запретным плодом. Всесильный владыка Воркуты, начальник нашего лагеря и организатор театра Михаил Митрофанович Мальцев, снял запрет на канкан! Канкан на вечной мерзлоте – разве это не фантастика!

А.Марков в роли ямщика Разоренного (пьеса А.Н. Островского «На бойком месте»). 5 февраля 1954 года. © Из архива Сахаровского центра

Генерал Мальцев любил не только оперетту с канканом, но и оперу. Он старался выкроить время и побывать у нас на репетиции, но это удавалось ему не всегда.

Когда Мальцев не смог побывать на репетициях оперы Гуно «Фауст», он как-то группу заключенных артистов пригласил к себе домой, в особняк, построенный по проекту заключенного архитектора Олтаржевского (до лагеря тот строил небоскребы в Америке). Это строение считалось достопримечательностью Воркуты и называлось «Домом Мальцева».

Посещение нами «Дома Мальцева» произошло глубокой ночью. Мы освободились после очередного спектакля, Мальцев – после очередного ночного производственного совещания. В едином порыве мы перенеслись в мир «Фауста». Мальцев, по-видимому, испытывал потребность быть причастным к творческому процессу!

Справа налево: В.Балемба (тенор Воркутинского театра), неизвестный, Е.Маркова, А.Марков. Воркута. 1954 год. © Из архива Сахаровского центра

В 50-е годы при режиссере Гайдарове, заслуженном артисте УССР, изменился не только репертуар театра, но и климат в нашем замкнутом театральном мирке. Театр из музыкально-драматического стал просто драматическим.

Гайдаров всячески подчеркивал свою дистанцию от «врагов народа». Я занимал должность заведующего электроосветительной частью и только изредка был занят в пьесах.

А. Марков. Воркута. 1955 год. © Из архива Сахаровского центра

В 1958 году случилось несчастье: театр сгорел дотла. Прекрасное белое здание театра, построенное архитектором Луневым, погибло. Я находился в чрезвычайном волнении: как заведующий электрическим хозяйством я мог получить новый срок. Но комиссия установила причину пожара - «непогашенный окурок в урне».

В театральной Воркуте происходили и другие перемены. С наступлением хрущевской «оттепели» начался массовый процесс реабилитации узников ГУЛАГа. Потоки бывших заключенных устремились на Большую Землю.

С этими потоками уходили представители всех театральных профессий: артисты, музыканты, танцоры, хористы, художники, костюмеры, технические работники. Некогда блестящий театр, о котором говорили: «Наш театр лучше столичных театров!», постепенно превратился в заурядный провинциальный театрик.

А в 1959 году уехал и я, вместе с женой Еленой Владимировной и дочерью Инночкой. Как реабилитированный, я получил жилплощадь по месту своего ареста — в Москве.

Дополнительные материалы:
Маркова Елена Владимировна
Маркова Елена Владимировна
друг музея истории гулага
Марков Алексей Алексеевич
Марков Алексей Алексеевич
инженер, актер, заключенный гулага
«Враг народа»
Понятие
Человек, подозреваемый или обвиняемый в антисоветской деятельности. «Враги народа» о...
Из шахты на сцену. Лагерный театр в Воркуте
Из шахты на сцену. Лагерный театр в Воркуте
Статья
История Воркутинского музыкально-драматического театра. Из воспоминаний Елены Марков...