Экспедиции музея
Добро пожаловать в Большой музей!
Здесь музеи рассказывают о себе по-новому. Знакомьтесь с экспонатами, читайте истории о связанных с ними людях и событиях, изучайте важные понятия. Мы приводим вас к музеям, а музеи к вам.

Экспедиции музея

Экспедиции сотрудников Музея в места, когда-то связанные с ГУЛАГом

© Из архива Музея истории ГУЛАГа

Экспедиции музея

Экспедиции сотрудников Музея в места, когда-то связанные с ГУЛАГом

России в наследство от СССР достались сотни заброшенных лагерей из системы ГУЛАГа. Что с ними делать — непонятно: это не то наследие, которым можно гордиться, но и дать им быть уничтоженными человеком и природой было бы непростительной ошибкой. Раз в год Музей истории ГУЛАГа устраивает полевую экспедицию в один из отдаленных лагерей, чтобы зафиксировать то немногое, что не было уничтожено за 70 лет.

Каково это — побывать на урановом руднике

Если едешь в экспедицию на урановые рудники Чукотки, с собой, помимо всего прочего, надо брать грузовой автомобиль с водой. В принципе, пресную воду можно найти и прокипятить на месте, но она вполне может оказаться радиоактивной.

Обогатительная фабрика, лагерный пункт «Восточный» (экспедиция в Чаун-Чукотский ИТЛ, август 2015 года) © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Ты ходишь по сопкам, и у тебя постоянно под ногами галька шуршит. На третий-четвертый день, когда городское сознание остается уже где-то позади, ты растворяешься в этом лагерном быту, и в шуршании гальки под ногами начинаешь слышать лагерную жизнь, пропитанную человеческим горем и страданием. Ты стоишь рядом с забоем, и видишь лом. Почему он здесь? И воображение начинает дорисовывать сцены лагерной жизни. Или вот на краю лагеря стоит вышка и валяется несколько гильз. Охранник стрелял. В кого он стрелял? Кто-то пытался сбежать? Или это были медведи? Все патроны были посчитаны и просто так охранник не мог стрелять. А вот миска, на которой выцарапано имя человека. Кем он был, как сюда попал?

Роман Романов, директор Музея истории ГУЛАГа

Роман Романов во время экспедиции в Бутугычаг, 2017 год © Из архива Музея истории ГУЛАГа

ГУЛАГ после ГУЛАГа

Пока в России идет дискуссия о том, как следует работать с памятью об истории страны в XX веке, десятки советских лагерей превращаются в руины и исчезают просто под действием наступающей природы и безразличия людей (лагерные постройки часто в качестве базы используют охотники и туристы, далеко не всегда понимающие их историческую ценность).

Но не только: есть свидетельства, что при Брежневе предпринимались попытки целенаправленно уничтожить заброшенные лагеря. Их пытались буквально сравнять с землей бульдозерами — подобно тому, как преступник возвращается на место преступления, чтобы уничтожить улики.

ОЛП (отдельный лагерный пункт) «Сопка», разрушенный барак и административно- хозяйственные здания, Бутугычаг © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Уцелевшие лагеря, особенно в труднодоступных местах на Северо-Востоке Сибири, часто остаются практически нетронутыми с того самого момента, как их оставили последние заключенные и надзиратели в конце 1950-х. В административном здании одного из них были даже найдены недогоревшие остатки документов: тюремное начальство покидало лагерь в такой спешке, что просто бросило архив в печку, но не проследило, чтобы он сгорел дотла.

Там, где неподалеку есть населенные пункты, лагерные постройки часто становятся аттракционами: фабрики по обогащению урана превращают в полигон для пейнтбола, а в бывшие бараки водят экскурсии для туристов. Местные жители привыкли к соседству с лагерями и не осознают исторической ценности этих построек.

Работой по спасению этой печальной, но очень важной части нашего исторического наследия заниматься из Москвы невозможно, поэтому Музей ГУЛАГа вот уже третий год совершает ежегодные экспедиции в труднодоступные лагеря.

Лагерный пункт «Сопка», экспедиция в Бутугычаг 2017 © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Это не похоже на археологические экспедиции: задача — не столько найти экспонаты для музея, сколько зафиксировать всеми возможными способами и попытаться спасти то, что еще не было уничтожено временем и людьми. Экспедиционный отряд похож скорее на съемочную группу документального фильма: два оператора дрона, два наземных оператора и всего один музейщик — директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов.

Члены экспедиции в Бутугычаг, 2017 год © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Колыма, Чукотка, Магадан

Целью первой экспедиции был лагерь «Днепровский» на Колыме, недалеко от Магадана. Лагерь относился к Дальстрою, огромному подразделению НКВД, задачей которого было освоение северо-восточных областей СССР. В 1941-1955 годах в «Днепровском» добывали олово для нужд советской промышленности. Здесь пять лет провел заключенный Семен Виленский, оставивший подробное описание лагерного быта и передавший свой личный архив Музею истории ГУЛАГа.

«Днепровский» сохранился почти идеально отчасти из-за очень холодного климата (зимой температура опускается до -50), отчасти — из-за того, что вокруг на десятки километров нет населенных пунктов.

Экспедицию мы организовывали самостоятельно: мы посчитали траты, почитали об этих местах, пообщались с людьми, которые там были, взяли в аренду бытовку и поехали по Колымской трассе.

Роман Романов, директор Музея истории ГУЛАГа

На «Днепровском» были опробованы все технологии, которые применялись и будут применяться в следующих экспедициях: съемка с дронов, создание 3D-панорам и подготовка тысяч фотографий с разных ракурсов для создания фотореалистичных 3D-моделей построек и рельефа.

Вторая экспедиция была в еще более труднодоступное место: урановые рудники Чаун-Чукотки, расположенные неподалеку от Певека, самого северного города России. В организации экспедиции участие принимала местная администрация, поэтому удалось объехать несколько лагерных пунктов, входивших в систему «Дальстроя». Они тоже прекрасно сохранились, из-за труднодоступности и радиационного фона, отпугивающего туристов. Именно сюда пришлось везти с собой цистерну питьевой воды: хотя получить опасную для здоровья дозу излучения из атмосферы здесь невозможно, с водой лучше не рисковать.

Главный результат экспедиции на Чукотку — Чаунский исправительно-трудовой лагерь был признан республиканскими властями объектом культурно-исторического наследия. Теперь его нельзя снести ради, например, прокладки нефтепровода, как это несколько раз случалось с другими лагерями.

Табличка устройства, найденная во время экспедиции на Чукотку © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Третья экспедиция была в совсем уж недоступное место: лагерь Бутугычаг в той же Магаданской области. Группа добиралась туда на вертолете; на машине это практически невозможно даже в те два месяца в году, когда здесь бывает лето. В конце 30-х здесь силами заключенных добывали олово, а вскоре после войны нашли уран — и развернули его добычу и обогащение. Это была одна из трех точек на карте СССР, где добывалась урановая руда для советского ядерного проекта (помимо Чукотки, месторождения урана нашли в Якутской области). Во многие постройки Бутугычага до сих пор нельзя заходить из-за слишком сильной радиации.

Экспедиция в Бутугычаг, 2017 год © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Зачем сохранять лагеря

Вопрос о том, что делать дальше с этим не самым приятным историческим наследием, совсем не прост. «А что, собственно, плохого в разрушении лагерей? Это не то наследие, которое стоит оберегать и которым можно гордиться» — такая позиция имеет право на существование. Однако историческую травму, нанесенную ГУЛАГом, не изжить уничтожением ее следов и вытеснением ее в коллективное подсознание.

Лагеря — это, конечно, напоминание. Потому что если они все сравняются с землей и станут частью природного ландшафта, то можно будет сказать, что вообще этого всего и не было. Эти объекты — это и напоминание, и доказательство.

Роман Романов, директор Музея истории ГУЛАГа

Задача-минимум экспедиций — буквально целиком отсканировать лагерь: снять его с земли, с воздуха, снаружи и изнутри, сделать достаточно фотографий для создания 3D-модели.

Штольня, геологические траншеи, остатки производственно-технических сооружений ОЛП «Сопка» © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Задача-максимум — добиться признания лагеря объектом культурного наследия. Часто местные жители не понимают научную и культурную значимость лагерей, неподалеку от которых живут. Появление археологов, историков или музейщиков из Москвы никогда не остается незамеченным и может коренным образом повлиять на отношение к заброшенным лагерям: в глазах местных они становятся достопримечательностью, заслуживающей внимания, а не просто заброшенными постройками в труднодоступных местах.

Роман Романов во время экспедиции в Бутугычаг, 2017 год © Из архива Музея истории ГУЛАГа

Очень важно, что из Москвы, столицы приезжают сюда. Это переоценка ценностей, люди начинают лучше понимать, что их окружает, обращают на это внимание. Из части повседневной жизни лагеря становятся мемориальным объектом. Чтобы лагеря не разрушали, не разбирали на сувениры, не сжигали, необходимо в первую очередь изменить отношение к ним местных жителей.

Роман Романов, директор Музея истории ГУЛАГа

Например, лагерь «Днепровский», цель самой первой экспедиции Музея истории ГУЛАГа, находится на территории, сданной в аренду московской фирме. При желании его можно снести в любой момент. Получение лагерем статуса объекта культурного наследия может буквально спасти его.

В планах Музея истории ГУЛАГа — собрать цифровой материал по всем сохранившимся до наших дней лагерям. А сохранились не все: буквально в последние 5-10 лет были разрушены отлично сохранившиеся объекты лагерной инфраструктуры, связанные со прокладкой «Мертвой дороги» – железной дороги в Заполярье, которая должна была связывать Салехард и Игарку, но так и не была достроена.

Фрагмент карты с маршрутом «Салехард-Игарка» © Интерактивная карта лагерей – проект Музея истории ГУЛАГа

Остатки лагерной инфраструктуры были уничтожены ради прокладки шоссе и строительства нефтепровода, потому что не имели статуса объектов культурного наследия. Отсканировать их тоже не удалось, остались лишь разрозненные фото- и видеоматериалы. Однако на территории России остались еще сотни лагерей и лагерных пунктов разной степени сохранности, будущее которых под вопросом.

Музей истории ГУЛАГа продолжит совершать экспедиции на труднодоступные объекты ГУЛАГа. И здесь нам нужна ваша помощь: если вы живете или во время туристической поездки оказываетесь недалеко от места, связанного с ГУЛАГом, не стесняйтесь писать на studio@gmig.ru. Нам пригодится любая фото- или видеосъемка лагерных объектов изнутри или снаружи. Напишите нам, мы объясним, как правильно ее делать.

Дополнительные материалы:
Остатки уранового лагеря в Магаданской области. Фотографии из экспедиции Музея истории ГУЛАГа
12 августа завершилась экспедиция московского Музея истории ГУЛАГа в Магаданскую обл...
Романов Роман Владимирович
Романов Роман Владимирович
директор государственного музея истории гулага
Исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ)
Понятие
Вид пенитенциарного учреждения, существовавший в СССР с 1929 по 1960 год.
Колыма
Понятие
Один из регионов ГУЛАГа.